The Нефть
Иван Хафизов, фотограф, создатель проекта Nalichniki.com
Лайфстайл30540

Разговор.

 

Иван Хафизов, фотограф, создатель проекта Nalichniki.com

Деревянные дома постепенно стираются с городских улиц, а вместе с ними традиции русского деревянного зодчества. Московский фотограф Иван Хафизов привлекает внимание к историческому наследию с помощью статей и фотографий с хэштегом #nalichniki. Мы поговорили с Иваном о его экспедициях, сохранении деревянных домов и особенностях тюменских окон.

Иван Хафизов занимается свадебной, архитектурной и индивидуальной фотосъемкой. В 2006 году он увлекся наличниками, с тех пор в поисках затейливых находок объехал более 100 городов. Первый экземпляр для своего будущего «Виртуального музея резных наличников» поймал фотообъективом в городе Энгельс. В 2010 создал сайт Nalichniki.com, где публикует фотографии из многочисленных экспедиций. На сайте наличники распределены по категориям: виды резьбы по дереву, возраст наличников, яркость, наличие ставень, локальность и сложность.

Конечная цель проекта Ивана — формирование коллекции наличников из России и ближнего зарубежья, а также ее классификация. Помимо этого, он ведет группу «Вконтакте» и сообщество на «Facebook», издает фотоальбомы, пишет статьи для журналов, и всячески популяризирует культуру наличников. На сайте Planeta.ru продолжается сбор средств на печать книги «Резные наличники: центральный регион».

Путешествия по стране в поисках узорчатых наличников

Я по образованию, к сожалению, не историк и не архитектор, поэтому передать мне конкретные знания о наличниках было некому. Я — математик, структурирование у меня в крови, поэтому выуживать нужное из книг — дело привычное. Собственно, все изучение наличников и началось со структурирования. Я хотел понять, сколько типов их существует? На какой территории находятся наличники? Есть ли набор признаков, по которому можно однозначно распознать регион происхождения? До сих пор ищу ответы на эти вопросы.

Изначально, я не составлял маршрутов, просто ездил по интересным местам и попутно фотографировал наличники. Когда число городов приблизилось к тридцати, этот способ пришлось пересмотреть. За основу я взял «Перечень исторических городов России» от 2002-го года. В 2010-м его сильно урезали, в старом перечне было около 500 городов. Убрав оттуда места, где наличников, очевидно, не было, я вывесил этот список на сайте в разделе «Планы». Люди начали его корректировать. Постепенно стали добавляться города, села и даже деревни. Проводников у меня пока не было. Есть несколько мест, в которых жители предлагали свою помощь. И я очень хочу ею воспользоваться, хотя пока не представляю, как это устроить.

Часть города, в которой есть деревянная застройка, легко определить по городской карте. Это происходит на этапе планирования. Конечно, тут бывают ошибки — в Гусь-Хрустальном я примчался в центр города, купившись на характерную застройку небольшими двухэтажными домами. Оказалось, что это каменные дома XIX века, которые строились для заводских рабочих! Еще меня обманула окраина Ярославля — там построены коттеджи.

После того, как находишь старый район, второе по важности дело — разговорить кого-нибудь, потому что дальше поиск начинает опираться на советы людей. Кто-то что-то помнит, кто-то подскажет, у кого узнать — так и находишь самые интересные дома, которые могут стоять на отшибе. Обидно, когда сразу несколько человек, мечтательно закатывая глаза, называют один и тот же адрес сказочного дома, а ты приезжаешь на место и видишь современный магазин. В такие моменты я очень жалею, что нельзя вернуться в прошлое.

Начиная каталогизировать наличники всей страны, я хорошо себе представлял, что замахнувшись на такую значительную территорию, буду обязан пожертвовать знаниями каждого региона в отдельности. Например, Роман Петрушин из Томска знает о Томске, местной архитектуре и тамошних наличниках куда больше меня. То же можно сказать и о Борисе Бусоргине из Удмуртии или Олеге Беседине из Иркутска, а также о других историках, архитекторах и фотографах, которые сохраняют и изучают наличники во многих городах.

Драконы, русалки и герб Министерства путей сообщения

Во все времена резчики по дереву старались сделать дом и улицу краше. В XVIII веке на заре эры наличников, в ее разгар в конце XIX века — начале XX-го, и сейчас, разные резчики, всех возрастов, сословий, вероисповеданий и рас, украшали дома так, как им велит мера и красота. Поэтому, один вырезал на очелье (резная доска, украшающая верх наличника — прим. ред.) серп с молотом, другой купола, третий зверушек разных. И каждый из них верил, что все эти символы «не просто так».

Наличник — это кладезь информации, по нему изучаешь историю. В Ярославской и Тверской областях на наличниках много драконов. Это наследие верований народа меря, который жил на этой территории сотни лет назад. В Нижегородской области на очельях русалки. У этого тоже есть объяснение: моряки, выходящие на пенсию, украшали свои дома так же, как украшали раньше резные деревянные корабли. Зачастую брали доски с отслуживших свое кораблей и прибивали их на дом. В Красноярском крае на наличниках есть символы, которые отсылают нас к тому времени, когда эта территория была собственностью монгольской династии Гиреев, а в Омске нашелся наличник с вырезанным якорем и топором — старым гербом Министерства путей сообщения.

Неизвестная уникальность тюменских наличников

Есть два типа наличников — те, что строил простой народ и те, что заказывали себе купцы и помещики для своих особняков. Тюмень делают незабываемой наличники второго типа. В европейской части страны такого разделения я нигде не встречал, а за Уралом — Новосибирск и Томск отличаются этой особенностью. Конечно, я был далеко не во всех наших городах, и возможно, еще найдутся те, в которых есть такой же уровень резьбы. Пока из тех ста трех, где мне довелось фотографировать наличники, сравнивать не с чем.

В плане наличников, Тюмень — уникальный город. С одной стороны, в центре в отличном состоянии сохранено несколько десятков деревянных особняков с резьбой удивительной красоты. Насколько я знаю, в этом заслуга одного резчика, имя, к сожалению, не помню. Причем, дома эти украшали не народной резьбой, которая ближе к наивному искусству, а профессиональные резчики, по чертежам архитекторов. Такого количества и качества наличников, относящихся к барокко и ампиру, я нигде больше не видел.

С другой стороны, о Тюмени, как о центре деревянного зодчества никто не знает. Даже на масштабных конференциях говорят о Вологде, Томске и Иркутске. Мне сложно оценивать количество сохранившихся памятников архитектуры в городе. В Томске и Тюмени я был по одному дню, в Вологде — три, а в Иркутске больше двух недель. Мне кажется, Тюмень опережает другие города по сохранности лучших образцов наличников. Осталось только рассказать людям об этом. Парадокс в том, что мы гордимся Байкалом, островом Кижи и вулканами на Камчатке, но часто не знаем, что есть интересного в собственном городе!

Будущее деревянного зодчества

Во многих городах есть историки, архитекторы, фотографы и искусствоведы, которые изучают деревянное зодчество, в том числе и наличники. С некоторыми из них я общаюсь, о других только наслышан. В целом, все наши усилия направлены на то, чтобы деревянное зодчество не нужно было сохранять, как уходящий пласт культуры. Для этого существует много способов — кто-то пишет книги, кто-то проектирует современные экологичные деревянные дома. Тут все средства хороши. Не думаю, что деревянная архитектура уйдет из городов. Европа уже строит 9-12- этажные дома из дерева. Норвегия показывает примеры успешного сохранения построек XII века. Здесь нам есть чему поучиться.

Я за любой способ сохранения деревянных домов. Не вижу ничего крамольного в том, чтобы в деревянном доме с наличниками устроить кафе, ресторан или офис. Если единственным способом сохранения дома будет снос и постройка на старом месте копии, то я, наверное, поддержал бы и этот способ. Но только в том случае, если других вариантов нет.

Мне кажется, развитие регионального туризма сделает сохранение деревянных домов более интересным делом, чем раньше. Если посмотреть на тюменские наличники будет приезжать сто тысяч человек в год, то об их сохранности начнут беспокоиться все туристические агенты, которые продают такие туры. Перед сносом старого дома хозяину или компании придется иметь дело с сопротивлением не только усталых архнадзоровцев или общества охраны памятников, но и с представителями бизнеса, с которыми этот хозяин или компания будут говорить на одном языке.

ФОТОГРАФИИ: Иван Хафизов

Semantika

восстановление пароля

Вы получите письмо с инструкцией для восстановления пароля

Назад